Этикет древнего мира: Греция

Философы Древней Греции учили людей благородству, здравому смыслу, умеренности и воздержанию, как лучших добродетелей. Во взглядах выдающегося материалиста древности Демокрита, который основоположил моральные каноны и правила поведения, четко прослеживается желание привить человеку лучшие духовные качества. Демокрит отмечал, что благородство домашних животных заключается в высоком качестве их тел, тогда как благородство людей — в хорошем направлении их характера, что проявляется в их поступках.

Демокрит воспевал разум, мудрость и рассудительность. Бессмертными афоризмами стали его заметки «Телесная красота человека — это нечто твареподобное, если под ней не скрывается ум», «не пытайся знать все, чтобы не стать во всем невеждой», «дуракам лучше повиноваться, чем повелевать», «лучше думать прежде чем действовать, а не после «.

Демокрит

Демокрит требовал, чтобы слово не расходилось с делом, чтобы оно было тенью дела, поскольку «многие из тех, кто позорно совершает, говорит замечательные речи». При оценке поведения человека Демокрит учил считаться не только на ее действия, но и на внутренние побуждения и желания. Он говорил: «Честный и недостойный человек познаются не только потому, что они делают, но и из-за того, чего они хотят». Он осуждал лицемерное раздвоение личности для себя и для других, настойчиво советовал: «Не говори и не делай ничего плохого, даже если ты наедине с собой. Учись как можно больше стесняться самого себя, чем других», «замечательной есть надлежащая мера во всем», «если пересечешь границу, то самое приятное станет для тебя неприятным».

В отзывах о людях тоже стоит соблюдать меру и тактичности. Нужно взвешенно относиться к похвале других и себя. Нельзя не согласиться с Демокритом, что «очень вредят дуракам те, кто их восхваляет», «лучше, — продолжал он, — чтобы хвалил нас кто-то другой, чем хвалить самого себя», «если не можешь признать похвалу заслуженной, считай ее лестью «.

Эпикур

Другой выдающийся мыслитель древнего мира, знаменитый греческий философ-материалист Эпикур считал, что каждый человек стремится удовольствия и избегает возможных страданий. «Поэтому, — отмечал он, — мы называем удовольствие началом и концом счастливой жизни. Однако когда мы говорим, что удовольствие есть конечная цель, — продолжал он, — мы имеем в виду не удовольствие распутников и не удовольствие, заключающиеся в чувственной наслаждении, как считают те, кто не знаком, или не соглашается, или неправильно понимает, но мы понимаем свободу от телесных страданий и от мук совести и тревог «.

Свобода от телесных страданий, душевных мук и тревог достигается рассудительностью, ведь, говорил Эпикур, нельзя жить приятно, если не живешь разумно. Всему есть свой край, и его должен знать каждый человек. «Благосостояние и счастье — не в избытке денег, не в выси положения, не в должностях каких-либо или силе, — разъяснял Эпикур, — а в свободе от печали, в умеренности чувств и настройке души, всем знают границы».

Аристотель

На развитие этической мысли древнего мира огромное влияние оказал славный философ того времени Аристотель. По его убеждению, этика, поведение и поступки людей обусловлены политикой и экономикой, ведь и полноценный гражданин — утверждал он, — это общественное животное. Более того, согласно взглядам Аристотеля, нравственность предоставлена людям в виде возможности и превращается в действительность лишь общественной жизнью. «Не без основания, — утверждал он, — люди придумывают понятие блага или блаженства согласно жизни, которым они живут»
Считая основой этики и поведения людей стремление к наслаждению, Аристотель напоминал, что кроме наслаждения есть еще и страдания. Во всяком наслаждении и страдании возможны избыток или недостаток, причем и то, и то плохо. «Избыток и недостаток, — отмечал Аристотель, — принадлежности порока, середина — принадлежность добродетели».

Умеренность и середина — вот условия нравственности добродетельной жизни, приличия и общения людей.
Аристотель дает ответ на вопрос, за что мы (люди) любим друг друга. «Любить означает желать кому-то того, что считаешь благом, ради него, а не ради самого себя, и пытаться по мере сил давать ему эти блага … Другом будет тот, кто вместе с нами радуется нашим радостям и сожалеет нашу тоску ради нас самих … Любим мы и тех, с кем приятно жить и проводить время, а такие люди вежливые, не склонны подчеркивать ошибки (других), не любят спорить и ссориться …

Любим мы и тех, кто умеет пошутить и принять шутку, поскольку тот, кто умеет принять шутку и может сам прилично пошутить, одинаково наполняют удовольствием ближнего.
Мы любим также людей, которые превозносят те добрые качества, которыми наделены мы, особенно если мы боимся оказаться лишенными этих качеств. Пользуются любовью еще люди чистоплотные в своей внешности, одежде и во всей своей жизни, а также люди, не имеющие привычки упрекать нас допущенные ошибки и совершенными благодеяниями.

Любим мы также людей незлопамятных, которые не помнят обид и легко идут на примирение …, а также людей несквернословных и тех, кто считается не на недостатки, а на добрые качества людей … Вообще мы любим тех людей, которые слишком благосклонны к своим друзьям и не оставляют их «. Древнегреческий посольский церемониал в те времена обставляли с изрядной торжественностью. Так, например, покровителем послов воды считали бога Гермеса. Он к тому же, по легендам, занимался путников и торговцами.

Послы имели при себе специальные «жезлы Гермеса». На верхушке жезла, обвитого лавром, были устроены крылья птицы и два переплетены узлы. Узлы символизировали расторопность и хитрость, а крылья — маневренность и подвижность. После давали инструкции, написанные на двух карточках или табличках, составленных вдвое, — «дипломах». Отсюда и происходит слово «дипломатия».

Во времена расцвета греческой цивилизации древнегреческий философ Платон (IV век до нашей эры) в известном труде «Пир» воспевал людей, способных определять «золотые грани» потребление пищи и вина. Только дикари и варвары могли выходить за эти пределы, — считали древние греки. Среди афоризмов Григория Сковороды находим: «Счастлив тот, кто соединил врожденную свою работу с общей. Она есть настоящая жизнь. И теперь можно понять такое Сократове слово:» Кое-кто для того живет, чтобы есть и пить, а я пью и им для того, чтобы жить «.

Гомеровские герои

У древних греков впервые появляются понятия культуры поведения для целенаправленного формирования личности по определенному образцу. Систему ценностей рыцарского поведения можно проследить у Гомера в «Илиаде». Важную роль в определении культурного человека (слово культ латыни означает глубокое уважение к кому-то (чему-то), почитание кого (чего), т.е. образец для подражания) играло ее благородное происхождение (подобно тому, как слово «какао» означало человека совершенно недостойное). С происхождением связывали не только благородство, но и красоту, прежде телесную. Гомеровские герои были удивительно чувствительны к красоте человеческого тела и многое прощали тем, кто был ею наделен.

Согласно древнегреческим этикетом фигуру человека должна излучать силу. Он должен быть высокого роста и плечистый. Не каждый поднял бы щит, выкованный для Ахилла, а копье Гектора длиной достигал одиннадцать локтей. Рыцарь должен быть искусным атлетом и достойно побеждать в соревнованиях. Эти умения служили образцом и были отличительной социальному признаку, потому вступления их требовало немало свободного времени. Прекрасно это описал Гомер в «Одиссее».

Рыцарь отличался от простонародья хорошим языком и учтивостью, причем эти качества на протяжении веков служили признаками культуры и принадлежности к высшим слоям общества. Вежливый человек не пытался любыми путями оказаться в центре внимания, вел себя сдержанно, как, например, Одиссей. Учтивость хозяев проявлялась в их тактичном поведении. Они не мешали гостю расспросами, а ждали, пока он после приличного угощения сам расскажет о себе столько, сколько сочтет нужным.

Можно добавить также, что в обществе, где рыцарь боролся свое положение с оружием в руках, храбрость считалась самым необходимым добродетелью, а обвинение в трусости — худшей обидой. Характер гомеровского героя определяли главным забота о чести, стремление к славе и отличия. Античный человек был очень чувствительный к чествованию, впрочем, мера их должна соответствовать полученным заслугам.

В книге «Совершенный грек и римлянин» говорилось: «Весь социальный строй гомеровский основанный на чествовании друг друга». Благородное происхождение приводило стремление к славе, поэтому родители требовали от своих сыновей, чтобы они во всем придерживались этикета добродетели и во что избегали того, чтобы выглядеть нелепо.

Гомеровский воин согласно требованиям этикета должен быть щедрым, а обязанность хозяина — искренне принять гостя, то есть проявлять гостеприимство. Считалось, что только четыре занятия не способны обидеть людей, возвышенных на вершину общества: власть, религия, война и спорт. Люди, уязвимые к обидам и ежесекундно готовы отстаивать справедливость, чаще прибегали к поединку мечом или хватались за лук и стрелы.

В решении конфликтных ситуаций и соперничества бой был важной составляющей жизни древних греков и обычно происходил по определенным правилам. Исход битвы часто решал поединок сильнейших рыцарей из враждебных станов. Поединок мог прекратиться после сообщения сопернику своей генеалогии, и нередко случалось так, что вражды был положен конец в случае, если стороны узнавали о давней дружбе своих предков.

Поединок мог прекратиться также по инициативе того, кто вызвал противника на дуэль. На прощание соперники дарили друг другу подарки, а клянясь в дружбе, даже обменялись доспехами. Публичная схватка ценнилась выше, чем военная хитрость. Победитель имел право снять доспехи с побежденного, а его тело бросить собакам или хищным птицам. Древние греки верили, что без погребения убитый не сможет переплыть реку Стикс и найти покой в мире мертвых.
К непременных правил воинского этикета принадлежало перемирия для сбора тел погибших на поле битвы и захоронения их. Остро осуждалось нарушение заключенных под присягой соглашений. Лук считался менее почетным оружием, чем меч, впрочем, за победу боролись чем-либо, да и даже камнями.

Поводом к войне могли служить личная месть, возмущение против клятвопреступников, неблагодарность. Так возникло понятие долга, чести, силы и значения их как принципов справедливости. Неблагодарность заслуживала осуждения так же, как ситуация, когда товарища бросали на произвол судьбы, не предоставив ему необходимой помощи.

Правила древнегреческого этикета, продиктованы соображениями взаимоуважения и сострадания, требовали: «… помилуй того, кто покорился и просит пощады; почитай посла; соблюдай перемирие: не мешай захоронению мертвых и сдерживайся от восхвалений над трупом врага …».

Сохранение жизни врагу могло диктоваться желанием получить за него выкуп. Кроме того, если обязанность и честь — высшее благо, то добровольное унижение — огромная жертва, которую нельзя не уважать. Вот почему запрещалось наносить удары противнику, который покорился.

Сервировка и этикет стола в Древней Греции были весьма простыми. На завтрак съедали несколько ломтей хлеба, смоченного вином. Обед был главным в дневном рационе, поэтому во время обеда сидели за столом. Пища состояла из каши, сваренной преимущественно из очищенных зерен пшеницы или ячменя, блюд из зелени, маслин и незначительного количества мяса. В античной Греции не знали никаких столовых приборов и еду брали руками из общей посуды. После обеда слуги поливали гостям воду на руки над небольшим тазом.

Впоследствии на этикет стола в Древней Греции существенно повлияло сицилийское и малоазийское кулинарное искусство. В определенной степени были заимствованы и застольные обычаи персидского и лидийского царских дворов. Например, главное застолья стали назначать на более позднее послеобеденное или вечернее время, вошли в моду также застеленные покрывалами банкетные ложа, высотой почти такие же, как и уровень обеденного стола. На каждом из таких лож устраивались по двое мужчин; вместо женщины и дети, по-прежнему сидели за столами.

Культура за столом

Никаких сложных правил этикета за столом тогда не знали. Хорошим тоном считалось черпать супы или соусы ломтем выеденного хлеба или просто одной ложкой. После еды очищали руки хлебом или ароматной глиной.
После блюд брались за вино. Эти симпозиумы, как называли такие пиры, имели прежде культовый характер (их устраивали в честь бога Диониса) с ощутимым эротическим компонентом. Они сопровождались философскими беседами и дискуссиями. В более поздние эллинистические времена симпозиумы окончательно превратились в огромные оргии. В Древней Греции различали два типа человеческих культур — «культуру стыда» и «культуру вины», имеющие противоположные критерии оценки поведения человека.

В «культуре стыда» такие оценки имеют внешний характер — одобрение при осуждении, подражания лучших и соперничество. В «культуре вины» на первый план выходит внутренняя система ценностей — «суд совести».
Если, например, чувство внутренней греховности, присущее христианству, не было свойственно грекам, однако им были в высшей степени присущи чувство стыда перед согражданами, опасения публично попасть впросак. Эти важнейшие мотивы во многом определяли поведение древнего грека в обществе.

С другой стороны, античному человеку было свойственно стремление предшествовать, то есть стать лучшим среди многих. Желание быть лучшим не ограничивалось областью воинской доблести, оно касалось первенства и в спорте (гонки на колесницах, борьба, кулачный бой, бег, стрельба из лука, метание диска и копья). Первые Олимпийские игры состоялись в 776 году до нашей эры и с тех пор несколько веков подряд регулярно проводились каждые четыре года. VII-VI века до нашей эры были временем обострения социальной борьбы греческих полисов (городов) за равенство перед законом, за свободу слова.

Настоящей «школой для Эллады» стали Афины. Гиппократ в своих произведениях писал о многочисленных физические и духовные особенности людей. Раннее детство мальчики и девочки проводили вместе, под наблюдением женщин. Начиная с шестилетнего возраста мальчик посещал уроки частных учителей (такие сценки можно увидеть на краснолаковых вазах, сохранившиеся до наших дней) в сопровождении педагога (греческое «педагог» переводится украинского как тот, кто сопровождает ребенка). Учебным пособием для детей послужили тексты Гомера, а за принадлежности правили восковые дощечки. По окончании гимназии юношей забирали на двухлетнюю службу в армию.

В доме для женщины было отведено специальное помещение. На улицу женщина с благородной семьи выходила исключительно в сопровождении рабыни или служанок. Впрочем, не следует считать, что замужем афинская женщина была бесправной перед мужем. В области своих обязанностей жена имела решающий голос. Кстати, Ксантипа, жена Сократа, ругала и даже била своего мужа за то, что он не приносил домой денег, теряя время в беседах.

Своеобразное место в жизни Афин занимали гетеры. Они имели большую свободу и независимость, достигали такого уровня культуры и образованности, который был недоступен замужним женщинам, к тому же они нередко заслуживали уважение умных людей того времени. Гетер нельзя сравнивать с японскими гейшами. Две древние культуры — японская и греческий — развивались параллельно. Так, например, культ красоты природы у японцев и культ красоты человеческого тела у греков возник почти одновременно.